Загрузка...
Рус / Eng


МИГРАЦИОННЫЙ РОМАНТИЗМ И СУРОВАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ

Дмитрий АКИМОВ,

доктор социологических наук,

Глава Генеральной Дирекции

Международной Академии рейтинговых технологий и социологии

«Золотая Фортуна»

На протяжении уже полутора десятков лет проблемы трудовой миграции для Украины остаются все такими же актуальными, какими они были в первые годы независимости, сопровождавшиеся развалом экономики, страны, огромной реальной безработицей, бедностью большинства населения. По-прежнему, по разным данным, от трех до семи миллионов украинцев работают постоянно или временно, легально или нелегально за рубежом. И это при том, что уже имеется не только позитивный, но и негативный опыт такого трудоустройства.

Что же «гонит» граждан Украины в поисках работы за рубеж? Естественно, здесь имеются объективные причины, связанные с отсутствием хотя бы нормально оплачиваемой работы по некоторым направлениям деятельности (к примеру, научной) в стране; действительно сравнительно большие заработки по некоторым специальностям (в частности, строительным) не только в дальнем зарубежье, но и в России. И все же одной из ключевых причин подобного мощного потока трудовой эмиграции из Украины можно, с нашей точки зрения, считать, так называемый, «миграционный романтизм».

О чем идет речь? Каковы причины того, что многие украинцы считают, что за рубежом, по крайней мере в сфере трудовых отношений, им будет лучше, чем на родине. Здесь можно говорить фактически о двух видах «миграционного романтизма» и двух причинах его обуславливающих. Во-первых, это комплексы, связанные с тем, что многие потенциальные трудовые мигранты считают, что они явно недооценены на родине и по-настоящему их оценят именно за рубежом.

Действительно, когда речь идет о высококвалифицированных специалистах, работающих за рубежом легально, это нередко подтверждается. Однако, чаще всего те, кто конкурировал за рабочие места с местными специалистами, да еще на условиях нелегального трудоустройства, нередко убеждаются в противоположном. И это касается не только девушек, которые уезжая за рубеж и даже не догадываясь, как будет использован их труд, нередко оказываются в ситуациях, когда у них отбирают документы и убежав от «нанимателей» они не имеют денег даже на билеты с тем, чтобы добраться домой.

Чаще всего неквалифицированные и неконкурентоспособные работники действительно требуются для работы за рубежом, однако, едут сегодня туда уже люди, которые практически готовы на все (жить во время работы в любых бытовых условиях; работать на предпринимателей, которые четко не оговаривают условия труда и его оплаты; терпеть постоянные издевательства со стороны местных жителей и т.д. и т.п.).

Вообще же давно уже напрашивается идея о сопоставлении реальных заработков и трудовых затрат, бытовых лишений людей, которые трудятся на низкоквалифицированных работах за рубежом и работают в Украине. Речь о том, что лишив себя на несколько лет абсолютно всего, можно и в Украине неплохо заработать. В Интернете приводятся свидетельства многих работников, которые трудятся за рубежом и считают, что если иметь высокую квалификацию, специальность, востребованную на рынке (понятно, что ей можно и обучиться), а также работать семь дней в неделю по 10-12 часов (что обычно и практикует большинство украинских «заробитчан»), то вполне можно никуда не ехать и заработать необходимое в Украине, по крайней мере, в Киеве.

Кстати говоря, о Киеве. Ряд ученых, журналистов в докризисные времена многократно прикидывали, насколько целесообразно, к примеру, менеджеру, маркетологу или простому рабочему ехать на работу из областного центра в Киев, учитывая то обстоятельство, что многое из заработанного в столице «поглотят» огромная плата за съем квартиры, более дорогие цены на транспорт и продукты питания, серьезные затраты на регулярные поездки «домой» и тому подобное. Говоря об этом, мы, естественно, не имеем в виду тех тружеников, которые на родине не имеют реальной возможности получить хорошую или хотя бы нормальную работу. Во многих публикациях, посвященных проблеме трудовых мигрантов, неоднократно приводились высказывания украинцев, работающих за рубежом, относительно того, что они бы с удовольствием вернулись на родину, если бы могли получить приличную работу.

К сожалению, получить именно такую работу сегодня можно далеко не всегда. Так, судя по данным последних исследований, проведенных фирмой GfK Ukraine в 2008 году, около четверти украинцев от 18 до 40 лет (27%) серьезно рассматривает возможность выезда за границу для трудоустройства (кстати говоря, судя по данным мониторинга, проводимого на протяжении уже более десяти лет Институтом социологии НАН Украины, примерно треть опрашиваемых в этом возрасте постоянно заявляет о желании выехать для трудоустройства за рубежом). При этом, основная причина подобных намерений потенциальных трудовых мигрантов из Украины именно в том, что они верят, что миграция улучшит их финансовое положение (87% опрошенных). Более того, 56,5% опрошенных думают, уверены, что заграничный опыт обеспечит им лучшие возможности для трудоустройства после возвращения в страну. Так что подобный «миграционный романтизм» имеет все же определенные основания, особенно в период кризисов. Хотя большинству потенциальных мигрантов и известно, что в этот период возможности трудоустройства за рубежом ограничены. К примеру, в июле 2009 г. в Испании (а она, наряду с Италией, Португалией, Россией и некоторыми другими странами являются наиболее вероятной для экспорта украинских «заробитчан») «собственная» безработица составляла 18% трудоспособного населения.

Вторая разновидность «миграционного романтизма» связана с не всегда верными, позитивно преувеличенными представлениями трудовых мигрантов относительно того, что представляет собой страна, в которую они предполагают направиться для работы. К сожалению, в Украине весьма мало социологических и пиаровских работ, посвященных изучению имиджей зарубежных стран. А исследовать и популяризовать здесь есть что. Учитывая же проблемы трудовой миграции подобные работы могут стать одним из ключевых элементов социальной политики, связанных с регулированием миграционных процессов.

К примеру, С.В. Балюк выделяет следующие основные, ключевые элементы образа зарубежной страны, которые подлежат в каждом конкретном случае (имеются в виду разные страны) тщательному изучению и анализу:

Понятно, что для потенциального трудового мигранта особый интерес представляют две последние составляющие имиджа зарубежной страны: ее экономический и правовой образы. И именно подобная информация, основанная на специальных исследованиях могла бы во многом помочь украинцам, которые хотят заработать за рубежом (и, кстати говоря, перечисляют миллиарды долларов и евро в бюджет страны). К сожалению, «страусиная политика» в области трудовой миграции, реализуемая в Украине (постоянно, на уровне редких, не всегда аргументированных высказываний политиков относительно ее пользы или вреда), отсутствие каких-либо реальных шагов по стимулированию выезда для работы за рубежом или к его регулированию, «загоняет» всю эту сферу жизнедеятельности общества, касающуюся, без преувеличения, десятков миллионов граждан (мигрантов и членов их семей) в «тень».

Отсюда: функционирование множества «фирм» и «агентств», которые практически нелегально занимаются трудоустройством украинцев за рубежом, нередко обманывая тех, кто не посвящен в специфику экономической ситуации в той или иной стране. Или же не осведомлен толком о специфике правовой системы регулирования миграционных процессов.

Взять хотя бы два последних «нововведения» в этой сфере, случившиеся уже в 2009 году и связанные с экономическим и финансовым кризисом. Первое: введение Чехией нормы, в соответствии с которой въезд на ее территорию на срок более трех месяцев (ясно, что дело касается трудовых мигрантов) разрешен только после предоставления медицинских документов об отсутствии ряда заболеваний. Второе: ужесточение миграционного законодательства в Италии, которое ставит фактически всех нелегальных трудовых мигрантов в положение преступников, увеличивает до многих месяцев срок их пребывания в адаптационных специальных лагерях и т.п. Понятно, что в самой среде потенциальных трудовых мигрантов, в посольствах какие-то разъяснения по данному поводу могут функционировать. Однако, полной, достоверной информации и советов относительно того, как должны себя вести трудовые мигранты в таких ситуациях, не имеется.

Все вышеизложенное касалось в основном объективных факторов, условий, которые тем или иным способом, в той или иной мере влияют на принятие решений потенциальными трудовыми мигрантами относительно их реальных намерений и действий.

Однако, анализируя процессы трудовой миграции, не следует забывать и о существовании факторов субъективных, связанных со структурой личности потенциального мигранта, которая обусловливает различие решений, принимаемых разными индивидами в одинаковых условиях. Речь идет о выработке определенного отношения к миграции, т.е. субъективной оценке ее целесообразности в конкретных условиях, что является предпосылкой принятия индивидом решения о смене (временной или постоянной) места жительства и трудоустройства.

Мотивация на миграцию возникает, как свидетельствуют проводимые социологические исследования, не непосредственно из самих потребностей потенциального мигранта, а из состояния удовлетворенности или неудовлетворенности степенью их удовлетворения, что, в свою очередь, зависит от индивидуальности личности и иерархии ее потребностей.

Поэтому в одних и тех же условиях одни люди пытаются приложить максимальные усилия для трудоустройства в своей стране, другие же – не видят никаких предпосылок для удовлетворения своих потребностей, таким образом, считают, что это можно сделать только уехав на заработки за рубеж.

Наконец, в результате взаимодействия объективных и субъективных факторов формируются миграционные установки, которые и выступают в качестве неких результирующих процесса их формирования, которые далее переходят (или не переходят) в непосредственное миграционное движение, для возникновения которого, кроме миграционных установок, необходимы еще материальные и некие иные возможности для непосредственного осуществления трудовой миграции.

Все это в совокупности и формирует определенное миграционное поведение, суть которого в формировании некоей совокупности факторов, определяющих принятие решения о выезде. Как правило, принятие подобного решения – результат продуманных действий, основанных на анализе существующей действительности и представлениях о возможности улучшения своего положения (материального, морального и т.п.) в случае миграции.

Однако, далеко не всегда! И здесь мы опять возвращаемся к проблеме оценки потенциальными трудовыми мигрантами разнообразных условий, которые сопровождают процесс трудовой миграции и которые могут быть верно (или неверно) оценены потенциальным трудовым мигрантом.

Если обобщить все вышесказанное относительно проблем формирования миграционных установок и миграционного поведения и места в структуре данного процесса «миграционного романтизма», то можно прийти к следующему выводу: на них (то есть миграционные установки и поведение) воздействуют две основные группы факторов. С одной стороны, неудовлетворенность ситуацией (в первую очередь на рынке труда) в стране исхода (именно так часто называют,  особенно российские исследователи, страну, из которой мигрируют с целью трудоустройства разнообразные группы работников). С другой – не всегда объективные, преувеличенные нередко в сторону позитива представления о странах, куда осуществляется или планируется выезд.

В первом случае основное значение имеют уже описанные выше факторы, связанные с неудовлетворительным материальным положением потенциальных мигрантов, трудностями в поисках хорошо оплачиваемой работы. Однако, не только. Как свидетельствуют данные проводимых социологических исследований, негативную роль играют и такие факторы, как вредные для здоровья экологические условия в стране исхода, желание сменить климатические условия, намерение параллельно обучаться в странах, куда уезжают мигранты, этнические проблемы (в частности, боязнь межнациональных конфликтов и этнических притеснений; интересно, кстати говоря, что в подобную ситуацию нередко попадают русские и украинцы, проживавшие до распада СССР в кавказских и среднеазиатских республиках) и некоторые другие.

Во втором случае, то есть при оценке потенциальным мигрантом ситуации в стране, куда он намерен переехать, как мы уже отмечали (этому в целом и посвящена настоящая статья), наряду с действительно нередко складывающимися лучшими экономическими условиями приложения труда (кстати говоря, мы здесь не рассматривали множество проблем, которые влияют на трудовых мигрантов в такой ситуации, в частности, мигрантофобия, проблема незнания языка, трудности легального трудоустройства и т.п.), имеются проявления «миграционного романтизма». Именно поэтому, во-первых, действительно необходима серьезнейшая работа по его преодолению и формированию у потенциальных мигрантов более четких и реально обоснованных миграционных установок. Во-вторых, как уже отмечалось, крайне важна постановка более объективной и эффективной информационной работы среди этих категорий украинских граждан.

www.goldenfortune.org

www.cspr-academygf.org